Новости

О мужчине и женщине…

Есть фильмы, которые посмотришь, и всё понятно, говорить не о чем, но, спустя какое-то время вдруг что-нибудь «догонит»: кадр из фильма, слова, мысль. Так и случилось в этот раз с фильмом «Трое» Анны Меликян. Фильм читается с первого раза: осточертевший гламур жизни для главного героя, заботливо удушающая жена, пустые тренинги, курсы и вебинары online, а ещё - то живое, что всё-таки остаётся в субъекте…
На гостиной остановились в обсуждении «мужское/женское», но как-то всё свелось к
отношениям в паре «мать и мальчик», несостоявшийся мужчина, который не может принять
решение, мужчина как объект для женщины. Но чего-то не хватало!
Ключ к фильму пришёл позднее, как часто бывает среди ночи, когда бессознательное не спит )))
Да, всё верно, мы видим по-матерински заботливую и ограждающую Злату, и, словно бы, она причина невыносимости бытия для Александра. Но… появляется кадр, где Александр создаёт образ для Вероники: «Ника Воронская»! Чем не подходит её девичья фамилия Гущина? И второй кадр – книга его жены «Злата Ямпольская «Смогу и добьюсь. Нет ничего невозможного, если правильно ставить себе задачи». И тут закрадывается сомнение, действительно ли Зюля, его жена, автор этого образа – «Злата Ямпольская»? Или это Александр лепит из женщин один и тот же объект? Объект – шоу.
Но, шоу закрыто!
И второй интересный вопрос, который появился в нашем разговоре, но почему-то не развернулся: что значит для женщины другая женщина? Зюля очень легко заняла место, которое ей предложил Александр: ухаживать за ним, наполнять таблетницу, ревновать, устраивать его программы, заниматься строительством и обустройством дома, быть лучшим пси-тренером, не заметив, как она оказалась в золотой клетке. И только появление другой женщины открыло для неё путь к своему женскому и к таинству зачатия. Через другую женщину она встречается с собой: ложь, страх потерять любимого мужчину, пустые тренинги, надуманные образы. Другая женщина, словно бы олицетворение Ксении Петербургской, ведёт её к таким же женщинам, как и Зюля, молящимся о ребёнке.
Какая она, эта другая женщина? Что в ней влечёт её мужа, и он при каждом удобном случае мчится в Петербург? И, как оказывается, что это – не секс! Почему она не согласилась на сети Александра, а осталась «Вероника Гущина»?
А об этом – в следующий раз !

И. Н.

Новости нашего Центра
Made on
Tilda