Новости

Рубрика «Соль жизни» - «Жизнь в изобилии»

Хорошо одетый мужчина постучался в кабинет минута в минуту согласно обозначенному в листе записи сроку, хмуро поздоровался, уселся и с каким-то сложным, не прочтенным мною чувством осмотрел изобилие игрушек на полках и в ящиках.
Я внутренне напряглась: явление в моем кабинете одиноких мужчин без детей обычно обозначало самые сложные и часто трагические семейные ситуации.
— Шесть лет моему, — сказал мужчина, испытующе глядя на меня. — Избаловали его мать с бабкой по самое не могу.
Я облегченно выдохнула. Избалованный бабушкой дошкольник — это, ей-богу, еще не самое страшное.
— Я на работе все время, часто в командировки уезжаю, по России и за рубеж, — продолжал мужчина. — Так что мне с ним особенно некогда. Мать дома сидит. Бабка при ней. Чего он ни захочет — все несут. С самого начала у них так повелось — лишь бы ребеночек не плакал. Ест он плохо, потому что знает: голодным не оставят, предложат еще и еще что-нибудь. Игрушек дома уже девать некуда. Да он с ними и не играет почти. Последнее время постоянно сидит за компьютером или мультики смотрит. Я, когда понял окончательно, что они мне сына портят, нанял гувернера, мужика. Все равно к школе готовить надо. Сказал ему прямо: будь с ним построже. Тот внял: компьютер и мультики ограничил, есть под телевизор запретил, каждый день далекие прогулки, занятия. Так мой сначала просто орал и жаловался матери и бабке, а потом начал с этим гувернером вовсю воевать: портфель ему бритвой порезал, кошачьего дерьма в ботинки наложил, слова гадостные говорит, когда я не слышу… А намедни заорал: «Все равно папа тебя уволит, раз я тебя ненавижу, и другого за такие деньги наймет!»
Я невольно улыбнулась.
— Смешно? — требовательно спросил мужчина. — Я бы тоже посмеялся, если бы меня не коснулось. Я сам рос младшим из трех братьев, вечно от старших обноски донашивал. И в голову не приходило у матери попросить чего-то большего, чем 15 копеек на мороженое. Хотел, понятно, чтобы у сына все было. И вот теперь он понял, что всего много. И что за деньги можно еще купить, если это не нравится или надоело. Зачем приспосабливаться, ломать себя? А как человеком стать, если этого не делать? Тупик. Что ж мне, в воспитательных целях все игрушки повыбрасывать, оставить ему одни рваные штаны и три корочки хлеба — на завтрак, обед и ужин?!
Я улыбнулась еще раз.
— А в детский сад отдавать не пробовали? — спросила я.
— Пробовали. В частный. Он там всех бьет, заниматься вместе со всеми не хочет. Воспитательницы не справляются, родители жалуются. Забрали.
— Приведите все-таки мальчишку, — попросила я. — Мало ли что. И карточку медицинскую принесите. Протестирую его заодно к школе…

Привели. Пришли оба родителя (бабушка сидела в коридоре). Обычный мальчишка, здоровый, по счастью, неврологически, упрямый, с сильным типом нервной системы, не слишком развитый интеллектуально, матерью крутит как хочет, отца, естественно, побаивается.
— Ну? Вы видели? Чего же делать? — требовательно спросил отец, отправив сына с матерью в коридор. — Не могу же я работу бросить или мать ему поменять!
— А ничего не делайте, — беспечно предложила я.
— Как это?! — опешил мужчина. — Так и будет у меня в доме: то война с гувернером, то вопли, то сюсю-мусю?!
— Войны не надо. Гувернера придется рассчитать. Если он до сих пор сам с ситуацией не справился, то шансов практически нет. Сыну объясните, что вы оградили гувернера от мальчишки, а не наоборот. Сыном вы категорически недовольны, он вел себя недостойно и остался без занятий по своей вине и на свою голову. К школе он у вас подготовлен плохо. Не знает и не умеет элементарных вещей. Никаких других учителей нанимать не будете. Отдаете его в самую обычную, ближайшую дворовую школу. Ему там придется отстаивать себя по полной программе — и социально, и по учебе. И упаси вас бог стать в этой школе спонсором.
Мужчина впервые улыбнулся:
— Эка вы угадали. Я как раз подумал…
— Ну и чем вы тогда отличаетесь от жены и тещи? Соломки подстелить...
— Гм… Да… Я и сам думал… Послужить бы ему в армии, как я служил. Может, кадетский корпус…
— Не перегибайте палку! Ребенку шесть лет! Вы не гувернер, вы не можете себя уволить. Чего вы все киваете на жену? А вы-то где? У вас много работы? Ну так подвиньте ее на некоторое время! Сыновей-то у вас сколько? И сколько времени вы проводите вдвоем с сыном? Чем занимаетесь? Куда с ним ездите?
— Да… — мужчина явно смутился. — Тут я, конечно…
— Ну и вперед, с песней, — заключила я. — А то сваливают все друг на друга, а мальчишка дни недели назвать не может и объяснить, чем осень от весны отличается…
Следующий раз я встретилась с ними, когда мальчик учился уже в четвертом классе. Об избалованности речь больше не шла. Проблема была в другом: парень украл у матери деньги и отдал их другу-однокласснику, который как бы от своего имени пригласил всю гоп-компанию в «Макдоналдс» по поводу своего дня рождения. Когда все вскрылось (ситуацию распутали встревоженные родители именинника), наш герой не обнаружил никакого раскаяния и хмуро сказал отцу: и чего? У нас много, а у них вообще нету, и две комнаты на пятерых с лежачей бабушкой. Где Ваське отметить? И учти: Васька не виноват, я ему сказал, что из своей копилки взял.
— Ну, и чего мне теперь делать? — знакомо набычившись, спросил отец.

Автор текста Катерина Мурашова


P. S. Уважаемый читатель, Вы так же можете прислать свои заметки, рассказы, наблюдения, рисунки, фотографии. Ждём Ваших писем.

Рубрика «Соль жизни»
Made on
Tilda